Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Грызня по доверенности-1

5 916

Геополитика представляет собой постоянную смертельную грызню паразитов

Эти материалы являются ярким свидетельством того, что во власть в большинстве стран мира забежали паразиты, которые действуют в меру своего понимания обязанностей власти. Поэтому, с такой властью наша цивилизация обречена...

 

Грызня по доверенности

Автор – Константин Черемных

Часть 1. Торговля сланцевым воздухом

Когда Барак Обама на саммите США-ЕС в Брюсселе 26 марта объявил, что Америка готова поставлять в Старый Свет сжиженный природный газ, дабы спасти её от российской зависимости, он поставил себя в странное положение сразу перед тремя американскими аудиториями. Во-первых, перед производителями обещанного газа, которые вполне естественно заподозрили, что их будут некими нерыночными средствами принуждать торговать на грани себестоимости: ведь в цену газа, доставленного в Европу, входит сжижение, доставка и разжижение. А чтобы сравняться по цене с «Газпромом», надо ещё учесть, что ведущие экономики Европы уже договорились с «Газпромом» о снижении цены. Во-вторых, перед той частью традиционного электората Демократической партии, которая ложится костьми – в переносном или буквальном смысле – поперёк любой трассы проектируемого газопровода, вопия о нарушении баланса Матери-Земли, притеснении прав индейцев, и само собой, о пресловутых пределах роста, усугублённых глобальным потеплением. И наконец, в-третьих, – перед украинской диаспорой, поскольку большая часть российского газа в Европу поставляется доселе именно через Украину. Сама Украина потребляет (если не считать врезок и откачки из газохранилищ) всё меньше газа, а доля транзита остаётся прежней.

Диаспора может не знать таких мелочей (сужу по личному знакомствам с её представителями в 1990-х), она может представлять себе некий огромный вентиль, который злочинная Москва закручивает и закручивает. Но сама постановка вопроса тревожит. Хотя бы потому, что, чем меньше транзитная роль, тем меньше и важность украинского вопроса для мирового или хотя бы европейского истэблишмента. А украинскому вопросу, в представлении диаспоры, и так уделяется обидно мало внимания. Был, например, финансовый кризис в Мексике – так ей МВФ сразу же «отвалил» $60 млрд.

Европейцы, однако, поймали Обаму на слове и предложили включить поставки альтернативного газа в Трансатлантическое соглашение о свободной торговле, если он действительно хочет его заключить. Он хотел, но ради совсем другого сектора экономики – для производителей готовой продукции, а никак не сырья. Ради тех же интересов было предназначено анонсированное с такой же помпой Транстихоокеанское партнёрство, в рамках которого он собирался в конце апреля заключить договор с Японией. Поездке Обамы на Дальний Восток, казалось бы, дули все попутные ветры. Ей предшествовали оглушительные манёвры ВМС с Южной Кореей, которые вызвали естественную реакцию северных соседей, вплоть до ядерных испытаний, что лишний раз подчёркивало жизненную необходимость постоянного присутствия США в регионе.

Ей предшествовал визит в Китай главы МИД России, готовившего встречу Владимира Путина с Си Цзиньпином. Не говоря уже действиях самого Китая, явочным порядком установившего режим контроля воздушного пространства над спорными с Японией островами Сенкаку. Но правое правительство Японии, в отличие от политических соперников, не требовавшее от Обамы свернуть базу на Окинаве, тоже поймало его на слове. Если уж Обаме столь дороги отношения с Японией, что он посещает в регионе Японию, Корею и Филиппины и при этом игнорирует Китай, то и экономические сделки, которые предлагаются Вашингтоном, должны быть в интересах японских производителей – да и японского госбюджета, до сих пор страдающего от последствий Фукусимы (да, кстати, развалившийся реактор был американского производства).

А по условиям Транстихоокеанского партнёрства получается всё наоборот.

Мало того, с решимостью сдерживать Китай как-то не очень соотносилось одёргивание японского премьера, в очередной раз посетившего святилище японских имперских фантомных болей – храм Ясукуни. К чему такое вмешательство во внутренние дела? Не к тому ли, что Соединённые Штаты побаиваются всерьёз ссориться с Пекином, чтобы Пекин не решил ещё раз сбросить крупный пакет американских гособлигаций, как это было сделано в начале марта?

В те же самые дни глава МИД РФ Сергей Лавров посетил наоборот, западное полушарие. Сначала Кубу – что комментариев не требует, затем Никарагуа и Чили. Что общего между Никарагуа и Чили? В обе страны проторило дорогу Министерство чрезвычайных ситуаций, глава которого ныне является министром обороны. А кроме того, Чили больше других стран заинтересована в скорейшем сооружении Никарагуанского канала, который проектирует китайская HKND. Та же компания, которая проектирует также порт в Крыму. О том, что ещё в конце марта Россия, Никарагуа и Бразилия обсуждали с Китаем этот проект, в прессе сообщалось мало. Однако уже по экологической озабоченности судьбой далёкого Никарагуанского озера, которая вдруг обуяла орган секты «Фалуньгун» – издание «Великая эпоха», можно было догадаться, что слухи о некоем соглашении имеют под собой почву. О том же говорила и внезапно появившаяся в российских же СМИ реклама конкурирующего проекта реконструкции Панамского канала. 5 мая факт переговоров был публично подтверждён Сергеем Рябковым – в тот же день, когда стало известно об участии Госкорпорации железных дорог Китая в строительстве Керченского транспортного коридора.

Бараку Обаме хотелось бы, чтобы его внешняя политика была результативнее. Но по итогам апреля ни одной «галочки» в свою пользу он поставить не смог. Сирийская оппозиция, а вслед за нею французский МИД, криком кричали о том, что Башар Асад, вопреки всем применённым ненасильственным и прочим, нелетальным и летальным средствам, не проигрывает, а устанавливает контроль над всеми стратегическими регионами, включая былую «столицу революции» город Хомс. Египет, вместо того чтобы устраивать политический диалог с оппозицией, душил её изо всех сил, невзирая на отказ в американских кредитах.

Израиль и Палестина, вместо того чтобы замиряться по сценарию команды Керри, или наоборот, команды Клинтон, также вели себя так, будто никакой Америки не существовало вовсе. Израильское правительство подписывало новые проекты застройки Восточного Иерусалима, Аббас в отместку подписывал одно за другим соглашения с ООН, вплоть до Римского статута (то есть присоединялся к Международному уголовному суду). Обиженный Керри пригрозил от имени Вашингтона, что в таком случае всякая мирная дипломатия будет свёрнута. «Мы старались, старались, а тут – пуффф…» – разводил руками хмурый госсекретарь. Но оказалось, что его угрозы выйти из игры не только не действенны, но и несвоевременны. Поскольку, откуда ни возьмись, в Рамалле материализовался заместитель главы ХАМАС Абу Марзук с предложением о создании коалиционного палестинского правительства.

Можно было себе представить лица ведущих израильских лоббистов в Вашингтоне, особенно когда выяснилось, что прибытию Марзука предшествовала неспешная дипломатия российского МИД с Иорданией и Ливаном, а затем и непосредственно с Палестиной. Где российского представителя приняли в тот самый день 27 марта, когда Аббас отказался принимать Керри. Включение ХАМАС в палестинское правительство тут же одобрили одновременно два соперника на статус региональной державы – Иран и Турция. Здесь уже пора было кусать локти по поводу неудачи с операцией «Эрдоган должен уйти».

28 апреля выяснилось, что кусать те же локти надо по второму разу. Поскольку правительство Турции, вопреки ожиданиям американских друзей из Еврокомиссии, равно как и дипломатов в регионе, не стало использовать украинский кризис для ссоры с Россией, а напротив, договорилась с ней о параллельном строительстве «Южного потока» и Трансанатолийского нефтепровода (TANAP) с разделом рынка стран-потребителей, устраивающим обе стороны. По своей мощности, соответствующей запасам азербайджанского газа, TANAP и не собирался претендовать на монополию вместо «Газпрома». О том, что предложение Европе сланцевой альтернативы было пустой фразой, свидетельствовала возобновившаяся суета вокруг проекта Транскаспийского газопровода – ради подключения туркменских газовых запасов (кто-то фантазировал даже про иранские, несмотря на тот факт, что северный Иран снабжается как раз из Туркменистана, а до южного трубу еще тянуть и тянуть). В связи с чем не было придумано ничего лучшего, как отправить в Ашхабад представителя НАТО. Как раз накануне вышло в свет как бы сугубо академическое исследование, доказывающее недостаточность у Туркмении современных вооружений. Очевидно, представитель НАТО господин Винников слегка перестарался, увязав газ с ненавязчивой военной помощью под афганским предлогом. «Туркменистан – нейтральное государство», – напомнил Гурбангулы Бердымухаммедов и отправился в Пекин.

На Американо-азербайджанском форуме был аншлаг: таких дружных похвал Баку ещё в жизни не слышал. Пришла даже твердокаменная армянская лоббистка Нэнси Пелоси. А куда деваться, если «транскаспийской» темой занялся теперь и Джордж Сорос, забыв о борьбе с диктатурой Алиева? Между тем, буквально в дни этого мероприятия из Азербайджана выставили вон местных друзей Фатхуллы Гюлена, а заодно арестовали многолетних сотрудников Национального демократического института. Любопытно, что и гюленисты, и агентура Демпартии спасалась бегством из Баку почему-то в эмирате Катар. В том самом эмирате, через который команда Клинтон строила свою «иранскую ось» в пику Саудовской Аравии. «Наезд» на гюленистов был публично анонсирован ни кем иным, как Реджепом Тайипом Эрдоганом во время визита в Баку. Его «метла», включённая с новой силой после победных местных выборов, дотянулась до азербайджанской столицы. Что лишний раз демонстрировало, что не Америка ставит Турции условия, а напротив, Турция ставит условия Америке. И Анкара вместе с Баку сами будут решать, заниматься им транскаспийскими экспериментами или же, наоборот, инфраструктурными проектами с Ираном.

Нельзя сказать, что ответных мер на этих фронтах не было вовсе. Или, по крайней мере, заподозрить такие контрмеры – в несостоявшемся покушении, например, на короля Иордании вскоре после появления Марзука в Рамалле. Или в автомобильной пробке на границе Крыма с Херсонщиной, куда решил прибыть так называемый лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев. Но король остался цел, а Джемилев снова выкинут вон из Крыма. И Анкара, о поддержке которой хлопотал глава европейского департамента МИД Украины Виктор Бондарь, Джемилеву не помогла. Логику Эрдогана можно понять: чем занимался прошлым летом в Турции вольнолюбивый крымскотатарский телеканал ATR? Пиарил разнообразные меньшинства в парке Гези. Ты всё пела? Это дело.

Афганская фрустрация неоконов

Барак Обама находится в положении Гамлета – так сказал бы Линдон Ларуш, если бы он этого человека ещё уважал. Барак Обама не хотел враждовать с Си Цзиньпином. Он хотел с ним строить тот самый Никарагуанский канал. Но его зажали слева и справа. Слева – вышеназванные экологисты, они же воспользовались его предвыборной проблемой 2012 года, чтобы саботировать канадско-американский нефтепровод KeystoneXL. Им в отместку после выборов он продвинул на Департамент энергетики специалиста по сланцевому газу Эдварда Мониса. Справа – республиканцы. Барак Обама честно пытался провести через Конгресс реформу МВФ, которой добивались страны БРИКС. Последний раз – искусственно притянув за уши помощь Украине. Думал – прокатит. Не прокатило. 6 марта «неведомые силы» сбросили пакет гособлигаций, и в тот же день Крым переформулировал вопрос референдума.

Кто саботировал реформу? И левые, и правые.

Левые раздувают экологические страхи вокруг Keystone в Штатах и того же Никарагуанского канала. Они же саботируют Олимпиаду в Бразилии. 9 мая Бенедикт Мур-Бриджес из EveningStandard сообщает, что Олимпиаду могут перенести в Лондон, поскольку стадионы готовы только на 10%. МОК официально опровергает утечку Standard, а информированный участник форума подсказывает: если бы они в самом деле собирались переносить игры, то перенесли бы в США. Однако в бразильских изданиях пишут, что лидер анархо-экологистов, глава Сети устойчивого развития Марина Сильва, «дружит с влиятельными людьми в Лондоне».

То есть источник саботажа, очевидно, – даже не RockefellerFoundation, а непосредственно Фонд дикой природы. Похож на «разборку между своими» – в отместку за погром в Тоттенхэме в канун лондонских Игр. Анархо-экологисты в Бразилии выходят на акции с плакатом, изображающим перечёркнутый крестом футбольный мяч. Он очень похож на земной шар в центре государственного герба страны. Они не Олимпиаду, разумеется, топят, а саму Бразилию. Как раз в то время, когда Бразилия вместе с Германией задумала было бросить вызов американскому АНБ. В то время, когда страны БРИКС начали создавать альтернативу МВФ. Идеологические интересы не впервые пересекаются с групповыми обидами в ведомствах.

Впрочем, у двухпартийного саботажа реформы МВФ в Конгрессе и Сенате есть и другие корни. И растут они тоже частично из Лондона – если вспомнить прошлогоднюю Бильдербергскую встречу. Она была приурочена к калифорнийским переговорам Обамы с Си Цзиньпином. И тогда же, как чёрт из табакерки, заявил о себе бежавший в Гонконг Сноуден. Ему сочувствовала SouthChinaMorningPost. Сейчас это издание так пишет о ЦК КПК, что трудно поверить, что она выпускается на китайской территории. Морин Дод в NewYorkTimes обращается к «Барри» (намёк «ниже пояса», на безродность – так Обаму называли в юности в Индонезии): «Что мы слышим от тебя во внешней политике? Ноль лидерства. И это человек, который изображал себя моральным маяком мира, ещё не успев стать президентом?»

Президент Совета по международным отношениям республиканец Ричард Хаас одновременно (конец апреля) сетовал на страницах правого WallStreetJournal: «Мы наблюдаем всё более ускоряющийся процесс перехода к такому мироустройству, в котором правительства стран принимают решения с меньшей оглядкой на приоритеты Соединённых Штатов. Неэффективная внешняя политика Обамы часто приводит нас в такое положение, когда администрация вынуждена отступать от объявленных целей, в результате чего Америка выглядит слабой, что поощряет повсеместное непослушание. По моим наблюдениям, в разных частях мира лидеры стран испытывают всё больше сомнений в том, стоит ли им встречаться с президентом или вице-президентом США, так как чувствуют, что от этого может оказаться больше вреда, чем пользы…»

Это намёк уже не на историю с Махмудом Аббасом, который предпочёл госсекретаря Керри российскому спецпредставителю Богданову. Речь идёт о вице-президенте Байдене, который что-то наворотил в Киеве. Что именно – рассмотрим ниже. Ричард Хаас был выдвинут на свою влиятельную должность Джорджем Бушем, а в 2012 году Митт Ромни пригласил его в команду, пообещав в случае победы предложить пост госсекретаря. От его лица должна говорить политическая альтернатива. Но с кандидатурой на президентский пост от Республиканской партии как раз в апреле вышла заминка: она «зависла», как бадминтонный волан в густой и запутанной кроне.

Напомним, в конце марта игорный магнат Шелдон Адельсон пригласил на званый обед бывшего губернатора Флориды Джеба Буша, а WashingtonPost написала, что на этого человека, сына одного экс-президента и младшего брата другого, республиканцы уже сделали ставку. Причём не только неоконсерваторы в узком смысле, но и прочие влиятельные группы, включая ближнее окружение Митта Ромни. Но именно неоконсерваторы «застолбили» его первым – впрочем, они им и роднее. Увереннее в своих силах Нетаниягу – прямая креатура Шелдона Адельсона – не ощущал себя, наверное, с 2008 года, что и проявилось в его полном пренебрежении к хлопотам Керри вокруг Палестины.

Эту уверенность разделял и британский премьер-консерватор Дэвид Кэмерон, лично принявший на Даунинг-Стрит дуэт из Петра Порошенко и Виталия Кличко. И на тот момент у Кэмерона были все основания полагать, что на эту пару сориентируется вся республиканская клиентура на самой Украине и в диаспоре – а он, Кэмерон, использует эту оказию для построения особых отношений со следующим обитателем Белого Дома. Эту уверенность разделял воспрянувший духом Михаил Саакашвили и его друзья в Вашингтоне, Таллине, Анкаре, Баку, Ереване и даже Бишкеке. Экс-президент зачастил по международным мероприятиям. Его гуттаперчевый преемник Георгий Маргвелашвили, готовясь сдать своего же патрона Бидзину, на всякий случай прогнулся в Таллине перед Урмасом Паэтом. Эту уверенность вплоть до середины апреля разделяли американские социологи, уже прочившие разгром старушки Хиллари Бушем-Самым-Младшим.

Вот только у самого Самого Младшего этой уверенности почему-то не хватало. 7 апреля он заявил, что примет решение о своём выдвижении только в конце года. А 24 апреля Барбара Буш, отвечая на назойливые вопросы прессы, отрезала: «Хватит Америке президентов Бушей

Почему неоконсерваторы в такой момент для Америки, и в такой вроде бы выгодной внутриполитической обстановке для себя не берут на себя ответственность, а уходят в кусты? И что за проблемы требуют разрешения до конца года?

Джеб Буш отложил своё решение сразу же после первого тура президентских выборов в Афганистане. Республиканцы строили разные сценарии в связи с развитием событий в этой стране. В сентябре прошлого года сообщалось о намерении республиканцев протащить кандидатуру экс-посла Залмая Халильзада (он настолько близок к неоконсерваторам, что даже входил в состав Проекта за новый американский век Фрэнка Гаффни), причём за это президенту Карзаю обещали обеспечить мир и с афганскими, и с пакистанскими талибами. Когда это не выгорело, началась работа с Ашрафом Гани Ахмадзаем, которого свели с популярным генералом-узбеком Рашидом Дустумом. В феврале Дустум совершил тур по странам Средней Азии. Его появление в Кулябской области очень насторожило таджикское руководство.

Однако Хамид Карзай уже привык работать с бывшей холбруковской командой, она же команда Керри. Поэтому он публично напутствовал приемлемую для него пару богослова Абдула Расула Сайяфа с экс-губернатором Герата Исмаил Ханом. Всё смешалось, когда Керри отказался от выдвижения на президентский пост. Карзай переключился на доктора Залмая Расула и уговорил собственного сына отказаться в его пользу. Тем не менее, ему активно навязывали кандидатуру Ашрафа Гани. 8 марта и Расул и Ашраф Гани были приглашены на узкую семейную вечеринку. Туда же был приглашён первый вице-президент, бывший министр обороны генерал Карим Фахим – таджик, бывший глава Северного альянса и очень популярный политик.

На следующий день после встречи генерал Фахим скончался. И эта история оказала такое влияние на выборы, которые заинтересованные лица в конкурирующих американских кланах вряд ли могли просчитать. Во-первых, перед смертью Фахим успел сказать своему сыну, что ему очень не нравятся какие-то высказанные в узком кругу намерения. Во-вторых, ещё раньше Фахим успел высказаться в пользу того кандидата в президенты, которого Карзай больше всего не хотел видеть своим преемником – своего бывшего соперника, полутаджика-полупуштуна доктора Абдуллу Абдуллу. После их предыдущей предвыборной схватки (когда Карзай под внешним вдавлением был вынужден объявить выборы повторно, а Абдулла, издеваясь над ним, в последний момент отказался в них участвовать), он мог ждать для себя после смены власти если не открытой опалы, то откровенных личных унижений.

В-третьих, сторонники Абдуллы немедленно начали распространять версию о неслучайной смерти маршала Фахима, и эта версия – скорее всего, справедливая – бросила тень также на Залмая Расула, считавшегося преемником. Роковую роль сыграло его присутствие на злополучном ужине. А предшествующие покушения на Абдуллу эту версию только подтверждали.

В-четвёртых, ответственным за безопасность выборов был глава МВД Омар Даудзай, бывший посол Афганистана в Иране. Он тоже раньше считался потенциальным преемником и был весьма лоялен президенту. Но летом прошлого года, накануне старта кампании, Карзай сказал ему «нет». Именно в это время его обхаживали посланцы от Залмая Халильзада.

И в-пятых, на исход первого тура оказало влияние то обстоятельство, которое Карзай не учёл – как и все приемлемые для него кандидаты. Буквально за два последних года Афганистан стремительно интернетизировался. Он стал уникальной страной в том смысле, что горожане осваивали одновременно и интернет, и социальные сети. Даже более того, воспринимали Интернет прежде всего, как средство для общения в социальных сетях. А средний возраст пришедших голосовать оказался немногим выше 30 лет.

Из всех кандидатов самым молодым и самым европейским по манере поведения и общения был доктор Абдулла, и он же не был замазан ни в каких внутренних интригах. Абу Расул Сайяф, которого Карзай представлял перспективным именно по этому параметру «чистоты» (он бил неверных, но за пределами страны), был для большинства активного электората человеком вчерашнего дня – «отстоем». По существу, в Афганистане победил дух арабской весны. Парадокс заключался в том, что это не стало поводом для победных реляций в Белом Доме и Госдепе.

Казалось бы, Барак Обама должен был записать себе в актив огромный политический плюс. Но Белый Дом был очень осторожен в интерпретациях. Во-первых, сам Барак Обама политически ничего не выигрывал. Выигрывала Хиллари Клинтон и её близкие кадры, включая помощника госсекретаря по инновациям Алека Росса. Во-вторых, второй тур обещал стать самым конфликтным из возможных. Складывалось впечатление – в том числе и по последним назначениям в Госдепе – что Обама уже настроился на передачу власти в 2016 году республиканцам. А тут такой сюрприз. И как было его предупредить? Кто бы мог подумать, что Карзай устроит превентивное устранение сильной фигуры ради ослабления конкурента, да ещё и самым неловким образом, какой можно было себе представить? Кто мог рассчитывать, что афганская городская молодёжь вдруг проявит такую активность?

Если же говорить о внешнеполитическом аспекте неожиданного результата, то Обама оказывался в самом неловком положении перед Эр-Риядом. Поскольку Хиллари, создав катарско-иранскую ось, теперь продолжала её в Афганистан. А кроме того, в Белом Доме хорошо представляли себе, как яростно теперь Карзай будет цепляться за любую возможность предупредить смену власти в пользу неудобного конкурента. Это означало, что он будет тайком искать связей с талибами, не ставя в известность Белый Дом. И если в прошлом сентябре Соглашение о безопасности было на мази и сорвалось только из за склоки между командами Керри и Клинтон, то теперь сроки подписания этого документа окутывалось мраком. Между тем, союзники – от англичан до эстонцев – уже помахали ручкой. Сознательность проявили разве что стойкие грузины, благодаря недавнему соглашению с премьером Ираклием Гарибашвили.

Мало того, прорыв Хиллари должен был теперь неминуемо отозваться на всех чувствительных фронтах непубличной экономики. То есть на перекрёстках контрабандных путей Северной Африки, Ближнего Востока, Балкан и наконец, этой чёртовой Украины. Так оно и получилось. В Вене на переговорах с Ираном прониклась эйфорией Кэтрин Эштон, в Иерусалиме – Ципи Ливни, а в Киеве – команда Юлии Тимошенко.

Баптисты-решальщики

Уже в начале апреля команда Тимошенко захлопотала о её поездке в Вашингтон. В свою очередь, верный силовик Аваков объявил антитеррористическую операцию и призвал с военной пенсии бывшего командира украинской «Альфы» Василия Крутова. Как рассказывал Владимир Рогов на «России-2», этого персонажа именовали «Гориллой», а заниматься различными миссиями он соглашался только за большую круглую сумму. Правда, то время, когда подворачивались такие миссии – как то освобождения украинских судов от пиратов – уже прошли, а сам Василий Васильевич с возрастом сделался болтлив и глуповат. То даст интервью об угрозах Украине со стороны крымских татар, то разразится огромнейшей статьёй в защиту педофилов «Артека», называя их критиков не иначе как террористами, и ещё подробно объясняя, почему в канун выборов (а педофилы были как один из фракции Тимошенко, Олег Ляшко вышел из фракции уже после выборов) есть не иначе как терроризм!

Непосредственным поводом для назначения было ещё одно обильное словоизлияние, причём без коммерческого повода: выходящую в тираж «гориллу» разобидела крымская капитуляция, и он инициативно выступил с пространным телемонологом. Возможно, на этот раз, чтобы использовать Василия Васильевича, нужна была не столько круглая сумма, сколько согласие его супруги, певицы Надежды Шестак, поскольку генерал, как большинство украинских политиков (и все президенты, кроме Януковича), был подкаблучник.

Одновременно Аваков форсировал охоту за бесхозной собственностью. То есть такой, до которой не дотянуться объявленным в розыск владельцам из «банды Януковича». И такой, которая могла дать мгновенный навар. От обычных бандитов турчиновские отличались тем, что были прихожанами Церкви Христа. Глава штаба Юлии Тимошенко в Одессе, юрист Александр Фёдорович Дубовой, ещё с 1997 года был заместителем директора по общим вопросам христианского Благотворительного Фонда «Доверие» в городе Измаил, а спустя десять лет возглавил всеукраинский протестантский «Фонд добра и любви».

Что не мешало ему параллельно заниматься рейдерством, причём объектами юридических «наездов», за которыми следовали силовые, были, как правило, агонизирующие предприятия машиностроения, которые буквально разбирались на металлолом. Собственно, Дубовой и был участником теневого рынка металлического лома. Видимо, лояльность в сочетании с умением выбивать долги столь привлекло Юлию Тимошенко, что в период её последнего премьерства Дубовой неофициально курировал госкомпанию «Энергоатом». А в качестве главы американо-украинского СП «Международная инвестиционная группа» отвечал за усилия по части «атомной энергонезависимости». Связи в милицейской иерархии у Дубового были ещё в 1990-х, а назначение Авакова главой МВД создало новые возможности. Сразу же после формирования правительства, в Одессе должности начальника и замначальника ГУВД заняли лица, близкие к Дубовому – Пётр Луцюк и Дмитрий Фучеджи.

Задач в Одессе у команды Тимошенко-Турчинова было несколько, и все были связаны с «освоением» собственности, брошенной объявленными в розыск соратниками Януковича. Вопреки распространённому представлению, самым «высоколиквидным» активом в Одессе является не порт, а рынок «Седьмой километр». Он не только был сопоставим во всех отношениях с московским «Черкизоном», но даже имел с ним общего собственника – Тельмана Исмаилова. А второй и главный владелец был земляк Януковича и его главный «неофициальный силовик» – Юрий Иванющенко («Юра Енакиевский»). Тот же Иванющенко контролировал в Харькове рынок Барабашово.

Об устойчивых теневых нитях между Одессой и Харьковом широкая публика узнала в тот период, когда МВД возглавлял Юрий Луценко. Тогда задержанный наркокурьер из Одессы дал показания на харьковского мэра Геннадия Кернеса. Известно, что у ранее судимого Геннадия Адольфовича, который плохо относился к Майдану, были собственные боевики из клуба «Оплот», готовые защищать Харьков от «Правого сектора». Разногласия были не только идеологические. В марте, когда в восточных регионах власть уходила из рук губернаторов, филиал «Оплота» на несколько дней занял горсовет Донецка, при этом ополченцы от этого филиала отмежёвывались.

Назначенный главой администрации Игорь Балута, медик по профессии и креатура Авакова, получил от шефа задание, о котором мы уже знаем из опубликованных распечаток с личного сайта министра: Кернеса было велено ликвидировать. На форумах харьковчане, знающие обстановку, поясняли: «Кернес спелся с Коломойским и уступил ему рынок Барабашово». Из другой обнародованной распечатки – электронного письма личного секретаря Тимошенко личному секретарю Турчинова – было известно, что Юлия Владимировна подозревает Коломойского в манипуляции с «печатным станком» с ведома премьера Арсения Яценюка и его «эффективных менеджеров» из международной бизнес-ассоциации. Если конкретно, то Нацбанк намеренно «опустил» гривну в интересах двух конкретных структур – Приватбанка и «Дельта-банка» (его владелец Николай Лагун ранее приобрёл украинские дочерние банки Swedbank и BankofCyprus).

Те времена, когда Коломойский лебезил перед Тимошенко и использовал её покровительство для получения Никопольского завода ферросплавов, давно ушли: теперь они играл свою игру поверх голов околопартийных команд. И в конце марта его внешние покровители верили в то же, что и американские социологи – в мощь поднимающейся на ноги в США команды неоконсерваторов. Главного его внешнего покровителя зовут очень просто – Рональд Лаудер; ещё с 1990-х тогда ещё кандидат в президенты Всемирного еврейского конгресса кооптировал Коломойского в правление Central European Media Enterprises (напомним, для Коломойского свои СМИ – более важное оружие, чем собственные банды и подчинённые им государственные военнослужащие).

Если говорить о Госдепе, то в период Майдана особую заботу о Днепропетровской еврейской общине проявила замгоссекретаря Венди Шерман. Причина была отнюдь не идеологической и этнической – но об этом чуть ниже.

Разнос, которому подвергся Балута, когда Кернес остался не только жив, но и вменяем, причём уже через несколько дней, напоминает спортивную выволочку из песни Александра Галича:


Что ж ты, мля, не сделал рыжего?
Где ж, твоя квалификация?
Вас, за**нцев, опекаешь и растишь,
а вы, с*ки, нам мараете престиж.
Ты ж советский, ты же чистый как кристалл:
начал делать, так уж делай – чтоб не встал!

 

Здесь шутки уместны, благо закончились малой кровью. В Одессе ставленнику Турчинова было на два порядка труднее выполнить стратегическую задачу – взять «Седьмой километр». Он бы и взял, и даже с криками «Аллилуйя!». Но тут вмешался не один, а сразу три других интереса…

Читать весь текст

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся. Все Конференции транслируются на Интернет-Радио «Возрождение»

 

Поделиться: