Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как показать Европе страшную правду Донбасса и Одессы? Делай что должно, и будь что будет

20 февраля 2017
1 841

Как показать Европе страшную правду Донбасса и Одессы? Делай что должно, и будь что будет

Вопрос – почему Европа так безжалостно-холодна к трагедии Донбасса, стал, по сути, риторическим. Европа почти безоговорочно поддерживает Украину, а жителей Донбасса считает террористами, пророссийскими сепаратистами, и непонятно еще, что в этом определении страшнее – сепаратистами или пророссийскими. На состоявшейся только что в Мюнхене конференции по безопасности Петро снова изображал из Украины трепетную нежную лань, насилуемую кровожадным хищником с севера, и Меркель снова подчеркивала, что, несмотря на желание Запада помириться с Россией, ей не прощают поддержку донбасских сепаратистов.

Достучаться до сердец европейских политиков – дело почти пустое и безнадежное, там просто нет никаких сердец, на их месте работают калькуляторы. Так уже устроены политики. Но как объяснить простому европейскому обывателю, что происходит на Украине? Как рассказать ему про трагедию сожженной Одессы, расстрелянного Мариуполя, каждый день убиваемого Донбасса? Что противопоставить молоху государственной пропаганды, а главное, страшному тоталитарному давлению основных СМИ, жестко заточенных только под один проукраинский шаблон – с возвеличиванием «реформаторской» украинской власти и ее гражданского общества и полном замалчивании трагической разрушительной сути всего происходящего в этой огромной европейской стране.

Помочь может только стратегия малых дел, малых, но ежедневных последовательных усилий людей, смыслом жизни которых стала борьба за правду, за то, чтобы сломать этот тотальный заговор молчания и лжи.

В Германии работает несколько групп общественных активистов, которые сотрудничают с местными левыми в надежде донести до гражданского общества этой главной страны Евросоюза другой взгляд на украинские реалии.

Я пообщалась с Бригитте Квек, главой группы «Матери против войны», русской Александрой из Берлина, активисткой «Донбасс-группы», и Олегом Музыка, общественным и политическим активистом из Одессы, вот уже третий год ожидающим предоставления статуса политического беженца в Германии. Мои собеседники представляют три большие группы людей – немцев, критикующих деятельность немецкого правительства по всем направлениям политики; русских, живущих в Евросоюзе и не желающих мириться с тотально распространенной здесь русофобией; и политических беженцев с Украины, где оставаться им теперь стало натурально опасно для жизни. Их объединяет неприятие актуальной европейской парадигмы – во всем виноваты русские, Путин – тиран и агрессор, на востоке Украины орудуют террористы и бунтовщики, а в Киеве заседает легитимная уважаемая реформаторская власть, ведущая страну в европейское будущее.

Бригитте, характеризуя внешнюю политику Германии, слов не выбирает – это непримиримая принципиальная противница НАТО, капитализма, который считает ответственным за неоколониализм и за распространение ненависти к России во всех слоях гражданского общества. Она 20 лет участвует в антинатовском движении, прошла через суды и обструкцию, но несгибаема в своих убеждениях. «Нас часто спрашивают – а что вам удалось сделать за все эти годы, ведь вас всего лишь небольшая горстка людей, которую власть всеми способы старается маргинализировать? Спрашивают с ехидством – на что вы положили свою жизнь, если ничего не меняется? Но история развивается медленно. И если 20 лет назад НАТО всех устраивало, и на наши акции, в которых участвовали единицы, смотрели с изумлением, то теперь антинатовские митинги собирают десятки тысяч человек».

Любая идея, отличная от политического мейнстрима, пробивается в Европе чрезвычайно трудно, и нужно иметь большую силу духа, чтобы идти вперед, несмотря на дискриминацию, пренебрежение, а иногда и прямые оскорбления. Несмотря на декларируемую свободу слова, эту священную корову демократии, основу пресловутых европейских ценностей, на самом деле никакой такой свободы не существует. Нельзя, например, затеять содержательную дискуссию об объединении Германии, ведь в таком случае придется вспомнить некоторые неудобные моменты насчет запрета на профессию, массовых судов над сотрудниками силовых структур ГДР, тотальных увольнений профессорско-преподавательского состава учебных заведения Восточной Германии и другие дискриминационные атрибуты этого «добровольного» объединения – без референдума, кстати.

Когда правительство Германии сегодня рассуждает о неизменности послевоенных границ и аннексии Крыма, можно, казалось бы, напомнить ему об аншлюсе ГДР, но нет. Тема табуирована и вынесена за рамки широкой публичной дискуссии, а, следовательно, и свободы слова.

Поэтому так трудно работается подвижникам вроде Бригитте, Александры и сотен их соратников – это почти всегда на грани фола. Однако им все равно удается проводить пикеты, участвовать в антивоенных митингах, организовывать выставки и просмотр документального кино.

Олег Музыка, тесно сотрудничающий с левыми активистами, рассказывает: «За 2,5 года было проведено больше 70 встреч, выступлений, фотовыставок, акций, показ фильмов об Украине, о Донбассе и Одессе. Отклик есть. Нас стали каждый месяц по несколько раз приглашать на акции в разные города Германии. Первое время после событий в Одессе здесь собиралось до нескольких сотен представителей украинской диаспоры на Потсдамер-плац, под российским посольством и устраивали митинги. Благодаря нашей совместной деятельности с организацией Бригитте «Матери против войны», другими группами, благодаря нашей просветительской работе – листовки, выставки, фильмы, выступления на митингах, на дебатах – вы не увидите сейчас в центре Берлина собраний украинских националистов даже в количестве пяти человек. Мы их обличили, показали, что они поддерживают фашизм. Конечно, мы их не перевоспитали, но такой активности больше нет. Во время правительственных визитов украинской хунты их раньше были сотни с прапорами. Теперь - почти никого. Процесс сложный, сопряженный с большими усилиями, иногда с травлей нас в СМИ, но меня это только больше раззадоривает».

Задаю снова и снова тот же вопрос – как немецкое государство трактует свободу слова, если буквально на каждом шагу активисты гражданского движения встречают явный и неприкрытый отпор. Бригитте традиционно резка и прямолинейна: «Я вижу все признаки зарождения фашизма у нас. Конечно, нет концлагерей для перевоспитания, но сейчас просто все делается тоньше и хитрее. С детского сада, со школы детей воспитывают в духе ненависти к России, ее просто культивируют всеми способами. Мне внук сказал - бабушка, ты написала книгу, и там хорошо о России. А я ненавижу Россию. Ему в школе внушили. Так же как в украинских школах – все только плохое».

Фрау Квек написала и издала – с огромным трудом – книгу "Украина в фокусе НАТО: Цель - Россия". Уже из названия ясно – речь о том, что европейцы цинично используют Украину как таран и кайло в борьбе с Россией.

Это понятно всем, мало-мальски думающим людям, но обсуждать ситуацию в таком ключе в Германии не принято.

Ситуация, по словам Бригитте, усугубляется тем, что основные и, как принято их называть, респектабельные СМИ, претендующие на аналитичность и непредубежденность, на самом деле совершенно ангажированы. Независимо от того, левое издание, центристское или правое, есть вещи, о которых существует некий заговор молчания – например, протесты против войны в Донбассе, рост нацистских настроений на Украине, преступная власть Порошенко, торжество радикалов, карательных батальонов. И ведь это происходит в европейской стране! Поддерживая такую Украину, западные политики обязаны понимать, что на самом деле они поддерживают нацистский режим. Но эти темы вытеснены из общественного сознания в маргинальное поле. Иногда игнорирование заменяется сарказмом, высмеиванием, но крайне редко можно встретить в немецких медиа спокойный анализ или сочувственное отношение к жителям Донбасса, понимание трагедии Одессы.

Бригитте считает, что причина такого дружного неприятия почти всеми политическими силами идей, идущих вразрез с немецким политическом мейнстримом, проста: «Все партии финансируются государством и зависят от него, они боятся потерять эту поддержку. Если они будут идти вразрез с общей политикой государства, они не получат деньги. Так это государство защищает себя от жесткой оппозиции. Эти партии поддерживают стратегию государства на колонизацию других стран, на борьбу с Россией. Вот пример США – у них 30 триллионов долларов дефицит бюджета. Как они могут его покрыть? Войной, захватом других стран, финансовым и политическим угнетением других народов. Так же примерно и в ЕС».

Но ведь есть общественные организации, они выходят на многотысячные митинги, например, в поддержку беженцев из Сирии, и это -порывы гражданского общества. Почему же в поддержку Донбасса нет никакого массового движения неравнодушных граждан?

«Потому что общественники так же финансируются государством, как политические партии. И часто просто обязаны принимать сторону государства, его идеи, если не хотят это финансирование потерять. В данном случае – идею приглашения беженцев, которые будут согласны работать в ЕС за значительно меньшие деньги, чем граждане этих стран. Конечно, об этом прямо не говорят, но именно это – цель. Что касается простых людей – я часто езжу в метро ранним утром, вижу молодежь, которая едет на работу. Они зарабатывают недостаточно для жизни, им приходится искать подработки, у них уже ни на что не остается времени и сил, кроме выживания. Общественная активность очень снизилась. Пожилые люди, которые жили в ГДР, столько пострадали от объединения Германий, на них были такие гонения, что они тоже уже хотят просто покоя», - излагает свое видение причин Бригитте. Более того, она уверена, что никакой спонтанности в общественных акциях в поддержку беженцев нет – их лидеры получают некие наставления и финансирование от государства, которые помогает им рекламировать, продвигать эти акции, обеспечивает защиту…

Все же, что не вписывается в эту систему, остается на обочине.

«Нам крайне сложно заявлять о себе, потому что буквально все основные СМИ Германии делают вид, будто нас вообще не существует. Изредка маленькие издания - Юнгевельт, «Красный флаг» - о нас пишут. Мы не можем разместить рекламу мероприятий, все блокируется. Чтобы блокировать мою деятельность, мне предъявили мои ошибки», - рассказывает Олег и вспоминает, как поначалу в Германии общался «не с теми людьми» – просто увидел, что они стоят с флагами Новороссии, но они оказались провокаторами. «В то время я плохо разбирался в местной политике, ее течениях и не знал, что немецкая пресса считает этих людей за какие-то их взгляды фашистами. И один раз с ними сфотографировался. И теперь фото, на которых я с ними, всегда выдвигают в качестве аргумента против меня, когда я хочу участвовать в каких-то мероприятиях, которые проводят левые организации – мол, да он фашист, он стоял с правыми. Могут даже так написать – кто такой этот Олег? Типично русское лицо с косой челкой. Из-за этого нам, например, отказали в проведении фестиваля документального кино об Одессе. Приходится сто раз подумать прежде, чем с кем-то сотрудничать, потому что это в каких-то случаях могут быть провокаторы, люди, которые хотят тебя использовать».

Олег и Александра подчеркивают, что государство действует в русле собственных законов, непреложно их выполняя, но всякий раз, когда требования порядка можно трактовать по-разному, именно к ним применяется самый жесткий вариант. Скажем, могут запретить проведение какой-то акции буквально за час до ее начала, мотивируя это внезапно возникшей опасностью для общественного порядка, могут жестко оттеснить, взять в «коробочку», показать презрение. Или потребовать убрать с уличной выставки фотографии убитых и искалеченных детей Донбасса, потому что это слишком жестокое зрелище и не может публично демонстрироваться. В то же время никто не мешает расклеивать десятки огромных фото с искалеченными или убитыми сирийцами на домах, заборах, на обломках Берлинской стены. В этом случае правоохранители закрывают глаза на жестокость картин и угрозу душевному спокойствию общества.

Так выглядит демократия и свобода слова – те самые европейские ценности, во имя которых украинские майданщики разрушили собственное государство, последовательно превращая его в заповедник самого правого радикализма и нацизма в Европе, остров тотального бесправия и обнищания, страха и безнадеги.

Чудес не бывает – каждое государство, будь оно признанной витриной демократии, защищает свои парадигмы жестко, сознательно жертвуя свободой слова и манипулируя общественным сознанием в угоду собственным целям. Но ведь нам важно, чтобы мир узнал правду о трагедии Донбасса и Одессы – даже несмотря на все его явное нежелание открыть глаза и уши.

Тем не менее, стратегия малых дел, упорство и солидарность, последовательность усилий дают свои плоды. Все больше людей примыкают к Донбасс-группе, все чаще левые партии зовут активистов движения «Матери за мир» участвовать в своих многолюдных акциях, дают площадку для выступлений борцам за права людей Донбасса. Не все немецкие журналисты строевым шагом маршируют в одной колонне слепоглухонемых. Некоторые съездили в Донбасс и своими глазами увидели, что делает Украина с мятежным регионом и как живут люди в кошмаре гражданской войны. В ряде кинотеатров удалось все же показать фильм Марка Бартоломая «Донецк. Фронтовой город», провести дискуссии после сеансов.

«Мы будем делать свое дело каждый день, не опуская рук, потому что верим в него. Мы будем каждый день преодолевать враждебность, игнорирование, презрение, равнодушие. Потому что если мы не расскажем о том, что происходит и почему это происходит, то, выходит, больше и некому», - говорят Бригитте, Олег и Александра.

Старинный нравственный рыцарский девиз гласит: «Делай что должно, и будь что будет…»

Поделиться: